Главная Текущие выставки Художники ENGLISH LANGUAGE
Прошедшие выставки Новости
Специальный проект Галерея
Международные ярмарки
Прошедшие выставки

Константин Батынков. КАРТОГРАФИЯ

Константин Батынков

КАРТОГРАФИЯ

/ живопись /

14.06.17 - 16.07.17





вернисаж 14 июня с 18.00


В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Константин Батынков, биография, избранные работы

Свою первую карту Константин Батынков нарисовал спустя 11 лет после первого, им произнесённого слова. И то и другое оказалось формой постижения реальности, попыткой хоть как-то определить её параметры и себя в них.

Разница между словом и знаком во взаимодействии с окружающим миром не имела принципиального значения на этапе первого с этим миром соприкосновения. На тот момент Константин был просто Костей и смотрел на всё глазами ребёнка, не озадаченного взрослой игрой в правдоподобие, а мир был тождественен своему изображению.

С возрастом, всё оказалось сложнее и утратило утешающую однозначность, а игра в правдоподобия обрела выраженную артикуляцию в нескончаемом ряду хрестоматийных тем-маркеров. «Космос», «Москва», «Кремль», «Дороги», «Война», «Цирк», «Дали».



То, что рисует Батынков - вариации этой взрослой игры в правдоподобия, в правдоподобия условных обозначений, запечатлённых в пространствах квазигеографических карт и не только. Смысловая приставка «квази» позволяет создавать складный вымысел, фиксировать контуры фантазийных морей-океанов, островов-вулканов, не утруждая себя какой бы то ни было конкретикой. Батынков делает это с серьёзной отрешённостью одиннадцатилетнего ребёнка, «как бы» не осознающего разницу субъективного взгляда и объективной реальности. И ему начинаешь верить.

Карты и картины стали рисовать очень давно и всегда верили тому, что на них изображалось. Их ценили, по ним жили, искали сокровища, организовывали наступательные операции, прокладывали «путь из варяг в греки»… Их собирали, ими наполняли музеи. И до поры этого хватало, а правдоподобие было тождественно реальности, определялось особенностями мировосприятия и опытным познанием территории собственной ойкумены, раскинутой до горизонта.



С появлением авиации горизонт ушёл куда-то под ноги и стал не актуальным. Реальность уместилась в формат иллюминатор самолёта, видео-объектив квадрокоптера, интерфейс гугла…
Но поиски очертаний мерцающей географии не прекратились.
«Картография» Батынкова именно об этом…



РАБОТЫ ПРОЕКТА


















ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Владимир Ситников. АРСЕНАЛ (графика)

Владимир Ситников

АРСЕНАЛ


/ графика /


18.05.17 – 11.06.17






В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Владимир Ситников, биография, избранные работы

Географическое положение Берлина в самом центре Европы как бы само подсказывает роль и значение этой метрополии не только для населения всей страны, но и для людей живущих далеко за пределами Германии. Управлять, организовывать, рационализировать свою жизнь, а заодно и жизнь соседей, — в этом видится историческая миссия, таков немецкий взгляд на вещи, — Ordnung muss sein. Облик города меняется в исторической ретроспективе с калейдоскопической быстротой, вспомнить хотя бы послевоенное противостояние — холодная война в пределах одного города, падение стены, распад ГДР, смена режима в восточном секторе, переезд правительства из Бонна в Берлин.


Перемены антуража — независимо от того, хороши ли они или плохи, бросаются в глаза, наслаиваются на привычные визуальные образы. Неизменное ядро в постоянно меняющемся контексте городской среды составляют: здание Арсенала (Zeughaus — одно из старейших барочных зданий на Унтер ден Линден, построенное в 1695 г.), в котором находится музей немецкой истории, и конечно архитектурный ансамбль музейного острова (Museumsinsel). Арсенал не случайно соседствует с Пергамонмузеум, здесь можно наблюдать типичный симбиоз Марса и Изящных искусств, репрезентующий имперскую эстетику. Любая политическая власть, как мы уже знаем из истории, нуждается в своей собственной «античности», присваивая и инструментализируя ее и таким образом сакрализуя себя самое.


«Городские интервенции», представленные в виде архитектурных симуляций, есть своего рода ироническая реакция автора на государственную художественную программу «Искусство в коммунальном пространстве» (Kunst im öffentlichen Raum). Здесь мы видим большие и маленькие футуристические объекты, которые пронизывают среду города, образуя сигнальные структуры, создавая сознательные помехи, которые должны символизировать единство и борьбу прошлого с будущим — нового со старым. В этом пространстве все относительно: таким образом старое и новое может с легкостью меняться местами.


Настоящий проект, исполненный в жанре зарисовок городских veduta, что то вроде путеводителя по еще существующим, но уже не всегда узнаваемым местам. Он вызван к жизни желанием зафиксировать окрестности Музейного острова до того момента, когда строительный хаос будет окончательно побежден (например по прогнозам планировщиков Пергамонмузеум можно будет посетить после тотальной реконструкции лишь в 2027 году), и воцарится новый нейтрально-стерильный ордер с продуманной инфраструктурой, где зритель почувствует себя уменьшившимся в размере в окружении модернизированных, высокотехнологичных руин грандиозного храма искусства.

Владимир Ситников


РАБОТЫ ИЗ ПРОЕКТА











ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

Кирилл Рубцов. ПЛАНЕТАРИЙ

Кирилл Рубцов

ПЛАНЕТАРИЙ


/ выжигание на дереве /


19.04.17 – 14.05.17






В ЦЕЛЯХ УЛУЧШЕНИЯ ВОСПРИЯТИЯ -
ПО ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЙ ДОГОВОРЁННОСТИ
(Климентовский пер., 9, рядом с м.Третьяковская, Новокузнецкая)
тел. 8. 964. 564. 03. 03


Кирилл Рубцов, биография, избранные работы

Вторая персональная выставка Кирилла Рубцова в Крокин галерее возвращает автора из микрокосма предыдущей "Библиотеки" в более привычную для него среду и ситуацию космоса с приставкой "макро".
Тема "космоса" для Рубцова во многом хрестоматийна и хорошо развита. Как в плане количественном так, разумеется, и качественном. Космос Рубцова мыслится в категории – «наше всё» и в своих нескончаемых историях едва ли обнаружит какие-либо повествовательные пределы.




Космос Рубцова безграничен и многосюжетен, многосюжетностью советской научной фантастики и забугорного до тридешного коммикса. Космос Рубцова рукотворен и по-домашнему тактилен, даже осязаем. Автор далёк от погони за модной ныне иллюзорностью и имитацией. Всё предельно просто и убедительно. Как в детстве.




Принципиальным моментом нескончаемой, придуманной Рубцовым истории «русского робота» окажется то, что космос раскрывается как динамичный контекст, происходящего с этим берёзовым «русским роботом» на неведомых планетах неведомых галактик.


ИНТЕРВЬЮ С АВТОРОМ (ФРАГМЕНТ)

Вся эта история про «русского робота» начиналась с того, как он оказался в космосе. Это понятно. Но всё равно, я придумывал его как земного персонажа, не в смысле «приземлённого», а связанного с планетой Земля, здешнего то есть.




А самое интересное, что этот берёзовый робот возник на лекции по античности, когда я учился в Строгановке. Так оно бывает когда, вместо того, чтобы сидеть конспектировать лекцию, я сидел и рисовал. Он действительно уже тогда был отправлен в космос. Точно не помню, с чем это связано, с каким заданием. Может, надо было какой-то плакат придумать. Не помню. Интересно, что лекция касалась именно греческой античности, и речь шла о Дорическом ордере, самом строгом, почти рубленным, без излишеств. Почти, как мой персонаж. Уже тогда я назвал его «русским роботом», который фактически с лекции по греческой античности улетел в русский космос.




По стилистике и по тому материалу, который всегда меня увлекал, конечно, это был «советский космос». Я до сих пор смотрю советские детские книжки и журналы того времени жёлтую шеститомную энциклопедию, советское фантастическое кино, да и импортное кино тоже. В основном середины 60-х. Но самые впечатляющие для меня оказались фильмы 30-х. Особенно Клушанцев, про то, как советские учёные создали звездолёт, и на этом звездолёте улетают на Луну, заблаговременно собирая чемоданы. Всё как в жизни. Сейчас это кажется смешным. Но тогда это выглядело весьма убедительно.




Мне это близко в том плане, что это выглядит живо. Компьютерный космос мне тоже интересен, но это иная тема, иной космос. Холодная и жутковатая эстетика. Я, конечно, могу попробовать сделать что-то и в этом ключе, но не понятно, зачем? Ведь сегодня можно разработать художественный проект, выполнить его в соответствующей компьютерной программе и настоящий робот специальным аппаратом выжжет его на дереве. Но это будет чистая «машинерия». Элемент случайности, просто исключён, присутствие автора тоже не требуется. Игрушка такая получится, почти нипочём.




Так что здесь почти всё традиционно. Правда, бумага тоже меня не устраивала, и захотелось перенести все мои истории на иной материал. Мне задолго до этого нравилось работать с деревом, выпиливать, выжигать. Первые выжженные роботы появились в году 93-м. В общем, графика так графикой и осталась. Ведь я работаю с контуром, просто вместо резца я использую выжигательный аппарат.




Иногда то, что я делаю, воспринимается как вариант комикса. Но в отличии от комиксов, жизнь моего робота не выстраивается в одну большую историю. Мне просто становится скучно. Это трудоёмко и утомительно, поэтому у меня каждая отдельная работа, это отдельная история про одного и того же персонажа, зачастую возникающая сразу напрямую на фанере. Иногда, но редко, сочиняю что-то на листе бумаги планеты и летающие аппараты. А формат моих работ объясняется, с одной стороны, условиями их создания, с другой же, философией. Космос ведь бесконечен, а бесконечность я могу выразить через горизонталь. Вот на этой выставке «Планетарий» она и доминирует.










ПРИ ПОДДЕРЖКЕ

homecontacts Krokin gallery at Facebook Krokin gallery at Vkontakte Krokin gallery at twitter Krokin gallery at Instagram Krokin gallery blog
Follow Krokin Gallery on Artsy
© 2002-2017 Krokin Gallery, All Rights Reserved.